magman67 (magman67) wrote,
magman67
magman67

Category:

Монашеская жизнь теряет свою привлекательность

Статья из International Herald Tribune от 19 декабря 2012 года, которую я тогда же перевёл для "Фарангфорума".

Монашеская жизнь теряет свою привлекательность

Томас Фуллер при участии Пойпити Амататхам

Баан Па Чи, Таиланд


В сельских районах Таиланда храмы затихают, а потребительская культура идёт на взлёт.


Монахи в этой северной тайской деревне больше не исполняют один из основополагающих ритуалов буддизма, ежеутренний проход по общине для сбора подаяний. Настоятель храма использует несомненно более современный метод – он звонит в ресторанчик и заказывает доставку на дом.
«В основном я почти всегда нахожусь внутри храма, – говорит Пхра Нипан Маравичайо, настоятель, один из двух оставшихся монахов в некогда процветающей обители. – Ценности изменились со временем».



Позолоченные крыши буддийских храмов Таиланда это такая же неотъемлемая часть ландшафта, как рисовые поля и пальмы. Но в сельских районах страны они стоят притихшие, из-за недостатка в монахах и общества, которое стало более светским.


Медитативный стиль жизни монашества не слишком привлекателен для рассеянного поколения любителей iPhone. Число монахов и послушников по отношению к общему количеству населения за последние три десятилетия сократилось почти наполовину. Сегодня на каждую тысячу человек приходится пять монахов и послушников по сравнению с одиннадцатью в 1980 году, когда правительство начало вести такую статистику.
Хотя ещё редки случаи, когда храмы закрываются, во многих районах монахов настолько мало, что настоятели здесь, в северном Таиланде, рекрутируют народ из-за границы, из более бедной Мьянмы, где монастыри переполнены послушниками.
Буддистские храмы в своё время были центром деревенской жизни, служа местом встречи, гостиницей и главной точкой общин. В некоторых деревнях сегодня это просто немногим больше, чем украшение.



«Потребительство, вот современная религия Таиланда», – говорит Пхра Пайсан Висало, один из наиболее уважаемых монахов страны и автор книги «Будущее тайского буддизма: тенденции и путь выхода из кризиса».
«В прошлом люди шли в храм в каждый свободный день, – говорит мистер Пайсан. – А теперь они идут в торговые центры».
Многие общества во время собственной модернизации стали свидетелями сдвига от святости к мирскому. Взлёт более напористого атеизма на Западе, недостаток священников и низкая посещаемость церквей в Европе, вот только некоторые из примеров. Что поразительно в Таиланде, это невероятно сжатый временной срок. Головокружительный темп изменений вызван внезапным экономическим ростом страны.
В течение всего лишь нескольких десятилетий местный буддийский монах прошёл путь от морального авторитета, учителя и лидера общины, выполняющего ключевую духовную и светскую роль, до человека, чья работа иногда ограничивается исключительно председательством на периодических обрядах.
Буддистские лидеры высказывают различные степени беспокойства о состоянии религии в сегодняшнем Таиланде.
Пхра Анил Сакья, помощник секретаря Верховного патриарха Таиланда, главного руководителя буддизма страны говорит, что тайский буддизм нуждается в «новой упаковке» чтобы соответствовать ускоряющемуся стилю жизни.
«Сегодня людям нравятся высокоскоростные вещи, – сказал он в интервью. – Раньше не было лапши быстрого приготовления, а теперь люди её полюбили. Успеха ради, нам придётся изменить способ, как мы учим буддизму – сделать его лёгким и удобоваримым, как моментальная лапша».



Господин Анил верит, что духовные лидеры должны сделать Буддизм более соответствующим каждодневной жизни людей Таиланда, подчеркивая важность медитации как лекарства для облегчения стрессов городского образа жизни. И изучение Буддизма или дхарма не должна быть привязана к храму, говорит он.
«Вы можете получить дхарму в универмагах или по Интернету», – добавляет он.
Господин Пайсан, автор и видный монах, заметно более пессимистичен и скептичен по отношению к тому, что он называет «Буддизм быстрого приготовления». Он рад тренду среднего и высшего класса тайцев, охваченных медитацией, также как и постоянным ростом продаж книг по учению Буддизма. Но он видит и основную несовместимость между современной жизнью и буддизмом.
Жизнь господина Пайсана это портрет традиционного буддийского аскетизма. Он проживает в удалённой части центрального Таиланда в доме на сваях на озере, соединённом с берегом шатким деревянным мостиком. Мебели у него нет, и спит он на полу в окружении книг. Он попросил, чтобы репортёр, который брал у него интервью пришёл к шести утра, до того как он поведёт своих братьев на молитву, когда над озером ещё стоит туман.
Монахи страдают снижением численности в «количестве и качестве», говорит господин Пайсан, частично из-за того, что молодые люди перебираются в города, заинтересованные в том, чтобы «разбогатеть».
Монашеское образование в сельских районах, в своё время широко распространённое, теперь почти полностью замещено светским, которое предоставляет государство.

Правительство оценивает число монахов в стране в 290 000 по данным за прошлый год, но господин Пайсан говорит, что настоящих из них, полноценных, только 70 000 – критическое число, потому что это число деревень в Таиланде.
Ещё больше недоверия к монахам возникло после волны скандалов. Социальные медиа за последние годы распространили массу роликов про пропитанных алкоголем, обитателей монастырей, устраивающих вечеринки в святых стенах, смотрящих порновидео и кувыркающихся с женщинами и мужчинами, всё они запрещены, конечно. Также ходило много разговоров о предполагаемых хищениях пожертвований на храмы.



Жители деревень на севере Таиланда жалуются на частые факты того, как монахи сбрасывают свои робы и занимаются мирской работой.
В Баан Па Чи, в часе езды от Чианг Мая, местные описывают парадокс. В отличие от прошлых десятилетий, у монастыря сейчас достаточно много денег – крестьяне дают деньги на новые здания, украшения и статуи, веря, что они могут «сделать подношение» и улучшить свою карму. Но сам монастырь пуст почти всегда.
«Люди раньше, бывало, оставляли здесь детей, – говорит Ананд Бучанет, 54-летний строительный рабочий, который в детстве был послушником. – А теперь приносят только бездомных животных».
Господин Ананд говорит, что двор был обычно полон послушников, которые проводили в монастыре месяцы, что считалось ключевым моментом на пути мальчика во взрослую жизнь. Сегодня, если это случается вообще, ребята обычно проводят в монашеской робе неделю – гораздо более короткий период, породивший термин «монахи с конвейера», потому что они заходят и сразу же покидают эти стены.
У господина Нипана сейчас нет послушников, чтобы их учить. «Это как-бы, у нас есть босс, но нет подчинённых», – говорит он.
Настоятель жалуется, что крестьянам он больше не нужен, кроме того, как председательствовать на церемониях: похоронах, свадьбах, благословления нового дома кроме прочего. «Сегодня у всех есть телефон. Если у людей проблемы – они звонят друзьям», – говорит он.
Другому оставшемуся в храме монаху, Риту Йттияну 66 лет и он немощен. «В былые времена, здесь было празднично, а теперь тихо, – говорит господин Рит. – Никого вокруг нет – одиноко».

Tags: thailand, Мои переводы, Таиланд, Таиланд – большие тексты
Subscribe

  • Радость на работе

    Это смотря какая работа. Мне, например, повезло и я в основном занимался тем, что нравилось. Да ещё и деньги платили, но случаи разные бывают. Минами…

  • Ещё больше Икуты

    Эрика Икута (Nogizaka46) подбирает себе очки в майском номере More.

  • Саюри Мацумура в CanCam

    Пока ещё участница Nogizaka46 Саюри Мацумура в майском номере CanCam.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments